Principles of Tantra by Shivaсhandra pp.220-230. Первоисточники Йоги. Принципы Тантры. Шивачандра

220 стр.

Но возникает следующий вопрос: «Что вспомнит читта? Каким образом читта может помнить то, что не было зафиксировано органами чувств и не воспринято разумом?» Если что-либо однажды не было воспринято, его воспоминание невозможно. Здесь можно возразить, что люди видят во снах высшие миры, места паломничества и сияющие формы Дэвов и Дэви, которых они никогда раньше не видели. Каким образом эти вещи могут отражаться в разуме в процессе сна, если до этого их не видели физически? Это возражение не имеет силы, так как все вещи, в том числе и воспринятые во сне – ментальны. Во время сна чувства становятся неактивными, только разум остается бодрствующим. В игре сна существует один единственный актер – разум, таким образом, что бы ни было показано, все действия и ощущения от этой игры ни что иное, как упражнения этого единственного актера, принимающего различные образы. Львы, тигры, змеи, медведи, жена, сын, друг и слуга, рай и ад, и все подобные вещи, увиденные во сне, ничто иное, как трансформации антахкараны. Что бы ум однажды не увидел, услышал или подумал, все это остается запечатленным в нем подобно отпечаткам в камне. В силу различных причин, во сне последующие наложенные впечатления исчезают, оставляя прежние отпечатки выставленными на обозрение. Когда внешняя завеса поднята, обнажается внутренняя сцена. Это не значит, что высшие миры никогда не воспринимали. Все, что мы можем сказать, так это то, что их не видели в этом рождении. Мы не можем сказать, что его не видели в каком-либо из предыдущих рождений. Впрочем, эти вопросы (прим.1: Таттвы (Tattvas)) будут рассмотрены в нашем дискурсе по реинкарнации. Единственное, что требуется здесь сказать, так это то, что разум является строителем (прим.2: Вишвакарма (Viśvakarma)) высших миров, увиденных во сне, когда он воспринимает не с помощью чувств, но работает при помощи тех же материалов, что были восприняты им ранее. Именно из таких материалов разум строит высшие миры, землю, низшие миры и тому подобные вещи. Затем, разум без помощи зрения или слуха, развлекается с чем-то, что он видел или слышал физически, но с той разницей, что, приводя что-то одно в контакт с другим, воспринятым ранее, он делает так, что оба присутствуют в форме, отличной от их реальных форм. На самом деле, мы видим высшие миры

221 стр.

во снах, но суть в том, что эти миры – это всего лишь отражение тех миров, которые были восприняты слухом благодаря Ведам и Ведангам. Не услышь мы о красоте верхнего мира, описанной Итихасами (прим. 1: Историями), Пуранами и т.д., и не будь мы восхищены этим миром в наших умах, концепция верхнего мира никогда не была бы открыта внутри нас, а без подобной концепции мы бы никогда не увидели этот мир во сне. Именно эти предыдущие впечатления обусловленные тем, что мы уже слышали о высших мирах, и заставляют нас видеть их в картине сна. В этом состоит отличительный характер этой картины. Дворцы, храмы, деревья, рощи, которые мы в ней видим всего лишь отражение вещей, которые мы видели на земле, с той лишь разницей, что сквозь свои предыдущие впечатления разум приукрашивает их различными способами. В случае сияющего города, увиденного во сне, блеск, так же как и город, обусловлены предыдущим восприятием. Ум всего лишь соединяет блеск и город вместе. Дремучий лес, полный хищных животных, существовал всегда, но сегодня разум помещает меня перед тигром в таком лесу. Единственное, что можно тут увидеть – это самостоятельная работа разума, скрытая мистерия драмы, специфика характерная для сна. Именно по этой причине я говорил, что то, что не было воспринято одним из пяти органов чувств, мы никогда не увидим во сне, этого просто нет в кладовой шоумена разума. Сны, относящиеся к почитаемым Садхакой Дэватам, однако, вызваны другими процессами, которые мы поясним в главе, посвященной восьми формам Сиддхи Садхаки.

Пример сна доказывает, что будь то состояние бодрствования или сна, читта не может помнить что-либо, что не было услышано, воспринято тактильно, увидено, попробовано на вкус или учуяно обонянием.

Даже в случае медитации на Мантру тот или иной из пяти чувственных принципов должен быть представлен. В случае с Гаятри есть много трудностей в этом вопросе.

Практика Гаятри

В настоящее время многие люди верят, что Дэватой Гаятри является Брахман без качеств, таким образом с помощью Гаятри Мантры следует созерцать только его аспект отсутствия качеств.

стр.222

Но в этом есть одна трудность. Так как Брахман без атрибутов находится вне пределов досягаемости разума, речи или чувств, как же тогда разуму думать или читте помнить то, что не находится в пределах досягаемости чувств? Если даже во сне невозможно увидеть то, что прежде не воспринималось чувствами, то как это возможно сделать наяву? Таким образом, размышление над на Гаятри Мантрой становится невозможным. Во-вторых, Брахман без атрибутов находится вне всех атрибутов. То есть не проявляя ни благосклонности, ни неприязни, ни удовлетворения, ни неудовлетворенности, так что в этой Сансаре от него ничего не следует желать или ожидать. И что толку идти к тому, от чего нельзя ничего получить, от чего нельзя ничего ожидать, и по отношению к кому ничто не близко, и ничто не далеко?

Можно сказать, что Гаятри никого не призывает уйти или прийти, а только сесть и медитировать. Но медитация невозможна без разума. Он тесно связан с тремя качествами. Верховный же Брахман без качеств. Поэтому как невозможно удержать небесный свод щипцами, так же невозможно поклоняться Брахману без атрибутов, используя разум с атрибутами. В-третьих, независимо от того, находимся ли мы на пути знания (прим.1, Джнана), преданности (прим.2, Бхакти) или работы (прим.3, Карма), обращение к Брахману без атрибутов противоречит всем мнениям, здравому смыслу и Шастрам. «Ментальный процесс, посредством которого “Я” обращается к Брахману с атрибутами, называется обращением к Высшему». Поэтому лучше делать что-то другое, кроме обращения к Высшему, в отношении Брахмана без атрибутов, которое, как предполагается, Гаятри стремится установить. Но что мы можем сделать? Шастра снова говорит: «Дваждырожденные – то есть Брахманы, Кшатрии и Вайшьи – все Шактисты (прим.4, Практики, поклоняющиеся Дэви, в отличие от тех, кто поклоняется Шиве и Вишну), и не только Шиваиты и Вайшнавы; ибо все они поклоняются Гаятри Дэви, Матери Вед.» Это означает, что кем бы человек ни стал впоследствии, Шиваитом, Вайшнавом, Саурой (прим.5, Практикующие поклонение солнцу) или Ганапатьей (прим.6, Практикующие поклонение Ганеше), он в основе своей является Шактистом.

стр. 223

Так как Гаятри, являющаяся Матерью Вед, посредством которой человек получает свое второе рождение, сама является воплощением могущественной Шакти.

Здесь также сказано: «Все поклоняются Гаятри Дэви.» Как может тот, кто лишен качеств, стать предметом рассмотрения разума с качествами? В-четвертых, Брахман, которого Гаятри стремится установить, не имеет атрибутов. Шастра, однако говорит, что медитируя на Гаятри во время джапы(прим.1, То есть, Дхьяна, во время повторения (джапы) мантры, как католик, произнося молитвы, думает о каждой сцене радостных, печальных или славных таинств)Ее следует созерцать в трех формах, в зависимости от времени суток – утро, полдень или вечер. Утром Она – Гаятри, и появляется как молодая девушка, румяная, как молодое солнце. Она – двурукая Брахмани (прим.2, Женский аспект или Шакти Брахмы) верхом на лебеде (прим.3, Хамсакоторый также описывается как гусь или фламинго, проводник (Вахана) Брахмы), держащая в руках четки из рудракши (прим.4, Семя плода, используемое для малы (четок) и т. д.), священный шнур, и чашу для подаяний (прим. 5, Камандалу, используемая аскетами для переноски поданой им пищи,.), находящаяся в солнечном диске, Она – главная Дэви (прим.6, Адхиштхатри) Ригведы. В полдень Она – Савитри и появляется как молодая женщина, темная как лепестки голубого лотоса. Она – Вайшнави (прим.7, Женский аспект или шакти Вишну, чьей Ваханой является Царь Птиц Гаруда) верхом на птице Гаруда, держащая в Своих четырех руках раковину (прим.8, Шангха), диск (прим. 9, Чакра), булаву (прим.10, Гада, все три принадлежат Вишну) и лотос, находящаяся в сфере солнца. Теперь, она – главная Дэви Яджурведы. Вечером Она – Сарасвати, и появляется как зрелая женщина безупречной белой красоты. Она – трехглазая Рудрани (прим.11, Женский аспект или Шакти Рудры (Шивы), чья Вахана – бык), увенчанная полумесяцем, верхом на быке, держащая трезубец (прим.12, Тришула) и барабан (прим.13, Дамару, маленький “похожий на песочные часы” барабан, который Шива держит так же, как и трезубец), находящаяся в солнечном диске. Она – главная Дэви Самаведы.

В комментарии Шанкарачарьи на Сандхью (прим.14, Ежедневная практика, совершаемая утром, днем и вечером), как указано в Яджурведе, цитируются следующие отрывки:

стр.224

«Гаятри утром, Савитри в полдень, Сарасвати вечером. Она носит эти три имени в эти три времени дня, и Она сама Сандхья во все три времени (Вьяса).»

«Утренняя Сандхья – это Гаятри, полуденная Сандхья – это Савитри, а вечерняя Сандхья – это Сарасвати» (Яджнавалкья).

«Гаятри – красная, Савитри – белая (согласно некоторым Ведам (прим.1,так как в оригинале)), а Сарасвати – темная (согласно некоторым Ведам). Эти три облика Гаятри были упомянуты для трех Сандхий. В остальное время в медитации Ее следует созерцать в белом цвете» (Вьяса).

«Трехногая Гаятри, которая на Своих трех ногах воплощает три Шакти (прим.2, Силы) Брахмы, Вишну и Махешвары; только Ее следует искать дваждырожденным и почитать Ее в трех формах». Опять же, было установлено, что эту Гаятри, которая проявляется как Шакти, следует созерцать как мужчину во время пранаямы (прим.3, Регулирование дыхания, или дыхательные упражнения (см. Введение) следующим образом:

«Во время вдоха (прим. 4, Пурака) созерцайте (согласно некоторым (прим.5, как в оригинале) Ведам) Махатму (прим.5, Великая душа; здесь Вишну), темного, как лепестки голубого лотоса, с четырьмя руками, в районе пупка. Во время задержки дыхания (прим. 6, Кумбхака) созерцайте (согласно некоторым (прим.7, в оригинале) Ведам) Брахму, прародителя мира (прим.8, Лока), с красным телом и четырьмя ртами, сидящего на лотосе в области сердца. На выдохе (прим. 9, Речака) созерцайте Махешвару (прим. 10, Шива), Разрушителя пороков, ясного, светлого, белого, как чистейший кристалл в области лба.»

О, Брахман, обладающий привилегией (прим.11, Буквально, «наслаждающийся адхикарой в Веде») в Веде и поклоняющийся Гаятри, скажите мне сейчас, представляют ли эти формы тот аспект Брахмана, который лишен атрибутов?

Наличие или отсутствие у Брахмана атрибутов, а также формы, мы обсудим далее. В Шастре указано, что Брахман, о котором говорит Гаятри, лишен атрибутов, но она также отмечает, что во время джапы и пранаямы следует созерцать Его форму с атрибутами. Как нам согласовать эти два утверждения Шастры?

стр. 225

Если в Гаятри он представлен без атрибутов, то почему Шастра снова говорит, что Его следует созерцать с атрибутами? Как нам установить согласие между этими явно противоречащими друг другу утверждениями? Мы займемся этим вопросом позже. А сейчас мы спрашиваем, почему возник этот конфликт? Имеет ли сама Шастра силу что-либо определять в Нем? (прим.1, Буквально, «построить или сломать что-нибудь о Нем»)Конечно нет.Разве она не обязана говорить о том, что Он представляет собой на самом деле? Если бы Шастра была творением обычного человека, тогда, несомненно, было бы много оснований как для согласий, так и для опровержений. Но, согласно Арийским взглядам, Шастра – это не человеческое творение, а творение Того, относительно кого возникают эти вопросы. Как же тогда могут возникнуть возражения по поводу того, почему Шастра говорит то или это? Сам Бхагаван снимает свои собственные портреты на Свою собственную камеру. Эти портреты воспроизводят различные образы, в которых Он сидит перед ней. Его воля – единственная причина этих различий. По этой причине возражение относительно того, почему в Шастре сказано то или иное, принципиально невозможно.

ВАЧЬЯ И ВАЧАКА ШАКТИ МАНТРЫ

(прим.2. Термины вачья и вачака будут объяснены в тексте).

Садхакам следует особенно учесть, что не только в Гаятри, но и в любой Мантре есть две Шакти – Вачья Шакти и Вачака Шакти. Дэвата, который является предметом Мантры (прим.3, Пратипада Девата) – это Вачья Шакти, а Дэвата, который является самой Мантрой (прим.4, Мантрамайи Девата) – это Вачака Шакти. Например, в Мантре гимна тысячи имен Дурги Дэватой, властвующей (прим.5, Адхистхатри, находящийся в ней или главенствующий над ней. Каждая мантра имеет своего Адхистхатри Дэвату) во всех Мантрах Вишну, является Дурга. Дурга – это Дэвата, а Махамайя – это Шакти. В гимне тысячи имен Вишну Параматма Шри Кришна – это Дэвата, а сын Дэваки (прим.6, матери Кришны) – Шакти, и так далее. Как семя находится внутри плода, так и Вачья Шакти находится внутри Вачака Шакти. Как нельзя увидеть семя, не проникнув в плод, так нельзя постичь и истинную природу Вачья Шакти, не почитая прежде Вачака Шакти.

стр. 226

Именно Вачья Шакти – это жизнь Мантры, а Вачака Шакти – это то, чем эта жизнь поддерживается. Что можно поддерживать если жизни нет? А если ее не поддерживать, жизнь невозможна. При отсутствии этих двух Шакти, Мантра даже не может быть пробуждена (прим.1, То есть нет никакой мантра-чайтаньи. Если мантра не пробуждена в сознании садхаки таким образом, что она становится неотъемлемой частью и сознанием самого садхаки, она просто мертвый бесплодный звук), и в ней невозможно достичь Сиддхи (прим.2, Мантра сиддхи (см. Введение в Тантра Шастру)). В частности, без почитания Вачака Шакти, Мантра не сможет наполниться жизнью (прим.3, Обусловленное сознание обязательно подходит через форму (которая является природой его мышления) к бесформенному«То», которое проявляется для садхаки в практике как форма.). Думать о Садхане и Сиддхи в связи с бессознательной Мантрой – это все равно что брать на колени мертвого ребенка и с его помощью стремиться достичь мирского счастья. Под практикой Садхака здесь должен понимать не практики (прим.4, Упасана) двадцатого века, распространяющиеся подобно какой-то заразной болезни, а практику, предписанную Шастрой для Арийского рода. Ибо плод этой практики, о котором мы будем говорить, изложен в Шастре. Мантра этой практики – не молитва или самобичевание, заканчивающиеся ревом грома и грозовыми тучами в осеннем небе (прим.5, То есть стонами, рыданиями и т. д.). Первый плод от ее произнесения – ливень взглядов Дэвов, достаточно могущественных, чтобы затопить вселенную, и последний – изобилие Сиддхи. Как воды земли, испаряемые солнцем, собираются в небе, а затем падают на землю дождем и высыхают, и снова, и снова испаряются солнцем, затем падают и снова высыхают, так и этот дуалистический мир притягивается к сверкающему солнечному шару, который является предметом Гаятри, а затем нисходит как знание недуалистической истины, затопляя сухую дуалистическую Сансару, заставляя поток недуалистического знания и блаженства Брахмы течь по всей дуалистической вселенной, отбрасывая иллюзорный дуализм, и притягивая недуалистическое знание (прим.6, Таттва) к Той, от которой происходит дуалистическое существование. А тем временем изобилие восьми Сиддхи (прим.1, см Введение в Тантра Шастру) растет и созревает, заполняя обширную вселенную, поле действия (прим.2, Карма), принадлежащее достойному культиватору, Садхаке.

стр. 227

По этой причине мы должны понимать под Гаятри-мантрой не начало бури, а Мать Жизни, которая прекрасна, как облака, наполненные водой. Вачья Шакти без атрибутов, которая является субъектом Гаятри, знает, что Ее аспект без атрибутов недоступен Дживам, имеющим атрибуты. Поэтому Она благословила мир преданных Высшему, приняв форму с атрибутами, благоприятными для Садханы и Сиддхи Садхаки, и именно эта форма, живущая в сердцах преданных Высшему, является Вачака-Шакти, обитающей в Гаятри-мантре. Это блеск Ее цветов, белого, желтого, синего и красного, который проявляется в блеске Кулакундалини (прим.3, Дэви, которая находится в Муладхаре), выражаясь пятьюдесятью буквами Алфавита. И Она сама звучит в каждой букве. Поэтому Шастра говорит: «О Муни, кто из вас может поведать о несравненном величии этой Адья Шакти (прим.4, Изначальная Шакти)? Сам Шива, с его пятью ртами, не смог описать это величие. Когда смерть приближается к жителю Бенареса, который жаждет освобождения, ему является Сам Шамбху (прим.5 Шива) и произносит на ухо великую Мантру, называемую Тарака-Брахма, в той форме, в которой она была дана его Гуру, и таким образом дарует ему высшее освобождение Нирваны. О, Джаймини Брахман и Риши! Именно эта великая Шакти дает освобождение Нирваны, ибо Она одна является биджей (прим.6, семя или семенные мантры) всех Мантр. О, высокодуховный человек, все Веды описывают этого Гуру освобождения как Дэвату, пребывающего во всех Мантрах. В городе Бенаресе Махешвара, желая даровать освобождение всем существам, даже таким как зайцы, насекомые и им подобные, которые не получили посвящения, Сам произносит в их уши во время смерти имя Дурги, великую Тарака-Брахма-мантру» (прим.7, Диалог между Вьясой и Джаймини в Махабхагавате) Опять же, в главе о творении в той же Шастре сказано: «Высокодуховный человек, таким образом Бхагаван Брахма сотворил весь мир, и Пракрити Дэви, явившись через часть Себя как Савитри, которой дваждырожденные поклоняются в трех сандхьях (прим.1, Утром, днем и вечером), приняла Его как Своего мужа.

стр. 228

Точно так же Дэви воплотилась частично как Лакшми и Сарасвати, и в Своей игре приняла Вишну, хранителя трех миров, как Своего мужа».

К тому же есть описания Ее бесчисленных проявлений (прим.2, Вибхути) в форме Матрика варн (прим.3, Буквы алфавита). На эти аспекты мы будем ссылаться в соответствующих местах повествования. На самом деле, нет никакой разницы в сути различных состояний, Вачья и Вачака, Сатчиданандамайи (прим.4, Та, чья суть есть бытие, сознание и блаженство: определение Брахмана). Как облака – это сжатое состояние воды, так и аспект с атрибутами Вачака-Шакти – это всего лишь сжатое состояние Вачья-Шакти без атрибутов. Как облака, движимые ветром, превращаются в воду и проливаются дождем, так, движимая любовью практикующих, Дэви с формой и атрибутами удовлетворяет их, являя их взгляду тот аспект Себя без атрибутов, который пронизывает вселенную. Садхана и Cиддхи – необходимые процессы для достижения такого удовлетворения. По этой причине мы находим в Шастре, что всякий раз, когда Она из Своей крайней благосклонности к практику полностью проявляла Себя, несмотря на то, что Она была бесформенной, Она показывала Вселенскую форму (прим.5, Вишварупа) как Свою собственную форму. Если бы Вачака-Шакти была отделена от Вачья-Шакти, как могла бы неограниченная Шакти, простирающаяся по всей вселенной, появиться в этой ограниченной форме? Как могла утроба ограниченной формы вместить эту вселенную? И поэтому, о преданный Высшему, я говорю, что облако – это всего лишь сконденсированная масса частиц воды. Открой свое сердце, воскликни: «О, Мать Жизни!» – овей его ветром преданности (прим. 6, Бхакти), и тогда ты увидишь, что обильные непрекращающиеся ливни затопят три мира.

И тогда не только мы сами, но и весь дуалистический мир войдет и погрузится в непостижимое чрево единого и единственного существования (прим.7, Таттва).Когда Шакти с атрибутами, присутствующая в Мантре, будет пробуждена посредством Садханы Садхаки, тогда Она откроет врата монистической истины и станет возможным увидеть истинную природу и сущность этой вселенной. Точно так же, как для того, чтобы овладеть магическим искусством актерской игры, актеры и актрисы должны сами играть свои роли, также до тех пор, пока Актер и Актриса в пьесе этого мира сами милостиво не покажут нам свое искусство, никто не сможет дать истинное восприятие того, что есть Брахмавидья (прим.1, Знание Брахмана).

стр.229

Однако совсем иначе обстоит дело с теми, кто, появляясь в образе актеров и актрис, разыгрывает эту пьесу, кто, читая драмы, сами становятся драматическими персонажами, и кто в тот момент, когда закрывает глаза, заставляет вселенную с атрибутами исчезнуть, видя Брахмана без атрибутов (прим.2, Замечание, направленное против секты Брахмо, которые представляются как практики, считающие, что они могут обойтись без Садханы и, просто закрыв глаза, могут видеть Ниргуна-Брахмана.) Ибо они сами являются одновременно реквизитом и наблюдателями, зрителями и актерами. Они могут менять свой образ десять раз за час и сами наслаждаться этим зрелищем. Они могут делать все, что им заблагорассудится. И нам здесь нечего сказать. Тем не менее, что бы ни говорили другие, сами они знают, что они ни на йоту не стали лучше, чем были раньше, а просто взяли на себя роль. Так много об игре ролей; видение реальной игры – это совсем другое дело. Но жажда сердца того, кто надеется, что Он будет играть, и они увидят; что Он будет танцевать, и они будут причиной Его танца; что Он покажет Свой истинный аспект, и они будут наслаждаться им до глубины души, не может быть удовлетворена видом этой бесполезной игры. Их торжественное решение состоит в том, что до тех пор, пока на небе не появятся новые очаровательные облака, они скорее будут непрестанно плакать со скорбящими сердцами и пересохшими глотками, как чатака (прим.3, Птица, которая, как считается, живет только дождем), в этой жизни, мучимые тремя видами скорби (прим.4, См. Предыдущее), чем, будучи очарованы ложной привлекательностью миража, бросаться к нему, как глупый олень, и быть безвременно сожженными огнем жгучей жажды. Рано или поздно должен наступить день в году человеческой жизни, когда глаза успокоятся, а сердце освежится благословенной, наполняющей мир красотой успокаивающего сияющего облака, и жажда сердца будет утолена на всю жизнь дождем Ее милостивых взглядов, полных нектара. По этой причине практик зависит только от Нее, полностью подчиняется Ей, никогда не просит милостыню у дверей других и говорит: «О, Мать Жизни, я знаю, что Твой истинный аспект – Брахмакайвалья (прим.1, Высшее освобождение), что Ты лишена атрибутов и достижима только истинным знанием.

Источник: www.openyoga.ru

Поделитесь =)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *